Интервью с Кириллом Бруком

img_41311В один из первых дней осени один из самых молодых и успешных рестораторов Москвы, Кирилл Брук уделил мне время для встречи и беседы с ним. Кипучая деятельность моего собеседника была замечена еще с порога, когда я спустился по лестнице, уставленной домашними растениями в клубе «7freedays«. Именно об этом проекте и будет наш сегодняшний разговор. А так же о том, как юноша в таком возрасте может заниматься таким делом. Примостившись на диванах и насладившись очень вкусным «Цезарем», я включил свой диктофон и принялся за старое.

Сергей Биларин — Традиционный вопрос, его обычно задают первым, чтобы получше узнать собеседника, задать тон всему интервью, познакомить читателя с главным героем. Немного истории, образование, где родился. Вообщем кратенькая справка.
Кирилл Брук -Я коренной москвич. Работаю с 14 лет, начинал с клубного продвижения, потом стал консультантом по оптимизации и развитию предприятий общественного питания. Образование экономист международник,а затем управляющий развитием бизнеса, параллельно кейтеринговая компания, одна из первых в столице. Потом была одежда — шоурум и магазин. Купили с проблемами, раскрутили и продали. Далее общественное питание, доставка обедов, выездное питание, банкеты, фуршеты. А потом детские кафе и другой мелкий бизнес в основном связанный с питанием.
Три месяца назад мне предложили вступить в один очень занимательный проект, и я вернулся в клубную тусовку и презентую первый в России джи-эл-френдли (gl-freindly) бар.
С.Б. — Какая концепция у места и каковы цели работающих здесь людей?
К.Б. — Когда мне предложили участие в этом проекте, я задался вопросом — зачем это нужно? Какую миссию должно нести еще одно пусть и не совсем, но тематическое место? Чего нет в Москве? Гей-клубов уже масса, а надо занять какую-то нишу, сегмент. И мы пришли к европейскому, не клубному формату gl-френдли. Это кафе, бар для людей, не нацеленных на танцы под громкую музыку. Мы рассчитываем на людей от 27 лет. Это интересные, успешные, веселые, интересующиеся культурной жизнью мужчины и женщины. Многие из них вынуждены жить своим маленьким мирком, потому как пойти им попросту некуда. Нас интересуют пары, которые живут от двух и более лет. В Москве нет таких тематических заведений, где можно было бы спокойно посидеть и пообщаться. Да и неинтересно им там. А в других местах остро встает вопрос о поведении и желание рассчитывать на толерантность. Мужчинам приходится играть в лучших друзей, а женщинам в закадычных подружек. Зачем заморачиваться такими вопросами, когда можно придти к нам и забыть об условностях. Мы создали такое место, где люди понимают, что им здесь рады, что мы их знаем. И здесь все для гостя — кухня, бар, атмосфера. Мы создаем уютное место, куда можно придти с друзьями, или даже одному и хорошо провести время.
С.Б. — Что ты можешь сказать про культурное наполнение?
К.Б. — Выставки, показы, интересные ивенты, которые, как нам кажется, стоит людям показать. Мы дали шанс творческим личностям заявить о себе. Мы не привлекаем людей на мероприятие. Наоборот, наши гости всегда знают, что у нас есть что посмотреть, осбудить. Это может нравится или не нравится, это вызывает диалог, возможно, даже с самим собой. Настоящее слишком стремительно, у нас нет времени ходить в кино или театры, но в клубы и в рестораны мы ходим. Поэтому можно совместить приятное с полезным. Увидеть выставку, послушать исполнителя, пообщаться с писателем, посмотреть кино в конце концов. Это увлекательно, это отвлекает от повседневной суеты и позволяет забыться, именно это и называется атмосферой.
Мы ввели такой формат — бизнес с человеческим лицом. У каждого действия есть человек, который за него отвечает. Мы прислушиваемся к гостям, мы удовлетворяем их потребности, так сказать. Если к нам пришел гость и у него с собой есть фильм и желание его посмотреть — почему нет.
Не клуб навязывает, а гости выбирают. Мы даем то, что они хотят. Предложение опережает спрос. Мы отслеживаем желания наших гостей. Мы видим, что нравится нашим друзьям, пробуем новое. Нам удалось, как мне кажется, невозможное — мы заинтересовали собой людей, которые никуда не ходят, а у нас им понравилось. И все это без вульгарности и пошлости. Мы даем гарантию всем, что здесь они будут чувствовать себя комфортно. Нам не важна ориентация, важно чтобы ты был веселым, компанейским, живым человеком. Чтобы поддерживал общий дух. Я горжусь этим проектом и уверен в его необходимости, по крайней мере для Москвы.
С.Б. — Есть мнение, что заниматься в России бизнесом невозможно. Разделяешь ли ты эту точку зрения?
К.Б. — Заниматься можно, но сложно. Проблема в том, что каждый год нужно приспосабливаться. В бизнес-среде нет стабильности. Нет четких правил игры, они постоянно меняются. Например, компания открывается и у нее каждый год прирост — это мировой уровень. А в России говорить о малом, семейном бизнесе не приходится, это опасно и нереально. Каждый год меняются правила игры. И каждый год ты перестраиваешься. Выживает тот, кто адаптируется. Но это откладывает отпечаток на манеру ведения бизнеса. Невозможно заниматься спокойно своим делом, все время приходится отслеживать новости и не все тебе на руку.
Политика бизнеса проста, зарабатывать на том, чем модно заниматься. Кто успел поймать волну, тот и зарабатывает. А я начинал чуть раньше каждой волны, и можно сказать создавал тенденцию. И те люди, которые мне говорили, что я занимаюсь ерундой, через год-два начинали заниматься тем же самым. Амбиции — это аморфное понятие, заявлять о своих амбициях это глупо. У нас в России не понимают, что объем денег на рынке прирастает в меньшей степени по сравнению с количеством агентов, т.е. доля каждого агента уменьшается. Если услуги предлагают три человека, то выручка делится на троих, а если двадцать, то выручка в разы меньше. Кого-то этот уровень устраивает, а кого то нет. Я стремлюсь к чему-то новому, мне нужен более высокий уровень. Ключ к успеху очень прост — успешные люди делают то, что обычные люди делать не хотят. Если кому-то лень заниматься бизнесом, то я не ленюсь. Мои сверстники не стали бы делать то, на чем я заработал свои первые деньги.
С.Б. — Рецепт успешного бизнеса, в чем он?
К.Б. — Есть люди, которые всю жизнь стремятся работать на большие успешные компании и ради стабильности готовы терпеть испытательный срок и у них вся жизнь расписана на двадцать лет вперед. У них нет инициативы. Они ничего не хотят кроме своей стабильности. А есть люди, которые видят бизнес-перспективы, оценивая свои силы, они открывают дело и получают прибыль на порядки выше. Другим это делать лень. Все хотят много денег и сразу, считая что они этого стоят. Я прошел все уровни, сам стоял за прилавком и не побоялся работать на перспективу. Общественное питание сейчас не в самом лучшем состоянии, но имея предприятия в разных сегментах можно минимизировать предельные расходы, таким образом уменьшить себестоимость своих услуг и успешно конкурировать на рынке. Если составить правильную цепочку и отлаженную схему работы, то компания становится более мобильной, что позволяет своевременно реагировать на изменения рынка, а кроме этого уменьшает сроки предоставления услуг.
С.Б. — А какие цели ты преследуешь?
К.Б. — Конечно, получение прибыли это одна из главных целей всех моих предприятий, одной идеей сыт не будешь. Мне было всегда интересно участвовать в своих проектах, я ими горжусь. У меня есть обоснованные бизнес-амбиции. Я делаю проекты не только для себя, но и смотрю на свою компанию с точки зрения потребителя. В раннем возрасте глобальной цели у меня не было. Любая система стремиться к состоянию покоя. Хотелось бы выстроить такой мир вокруг себя, чтобы все было гармонично. Но настоящее диктует свои правила.
Социальные слои перемешались. Новое поколение считает, что они могут добиться чего-то не представляя собой ничего. И те, кто делал бизнес раньше — имели принципы, а те, кто занял их место — они принципов не имеют. Их назначили на свои посты. Они насмотрелись сериалов. Мальчик хочет Ламборджини, он не понимает, как эта машина попадет к нему. Поколение добившихся, сменилось поколением назначенных, которое не обеспечено моралью, философской нагрузкой. У Людмилы Улицкой есть интересная теория о том, что наше общество можно назвать личиночным. Она проводит аналогию с личинками некоторых видов насекомых, личинки которых способны к размножению еще на стадии личинки. Т.е. личинки не отягощены обязательствами, но уже могут размножаться и нагружают собой взрослых особей.
С.Б. — Давай теперь поговорим о фестивале альтернативной культуры «Вне рамок». Почему он так долго проходит?
Почему такое название?
К.Б. — Из названия вытекают и все ответы. Фестиваль не ограничен ни временными рамками, ни какими-то культурными средами, срезами. Мы объединили всю свою культурную программу в единый фестиваль. Мне кажется это замечательно, что творческие личности смогут проявить себя и что люди их увидят. Мы хотим, чтобы наши гости увидели, что культура не стоит на месте. Например, никто не знает, что есть какие-то художники, артисты за рамками твоего мира. Есть люди, которые работают не только в банках, покупают вещи не только в магазинах, а старую одежду превращают в картины. Они живут по другому. Ты можешь принимать их или нет, но это будет диалог. Есть возможность найти единомышленников. Это своеобразная культура с доставкой.
А как быть с гомофобными настроениями, которые могут появиться в связи с таким фестивалем. На заведение навешивается ярлык тематического места. Даже сами посетители считают этот клуб — гейбаром.
С.Б. — Не боишься ли ты гомофобных выпадов со стороны духовенства, журналистов. В связи с проведением фестиваля люди узнают и начнется полемика.
К.Б. — Прекрасно! Я очень этому рад, пусть каждый наш гость считает это место своим и для себя, а людям, которые агрессивно относятся ко всему, им все равно о чем спорить. О декольте Жанны Фриске или он нашей программе. Им все равно и если ориентироваться на их мнение, то лучше ничего не открывать и не проводить. Моральная сторона вопроса… есть куча клубов, проезжая мимо которых, видишь сразу, что там не очень культурно. У нас же такого нет. Духовенство должно возрадоваться, это большой шаг к улучшению толерантности. Это место для тех, кто понимает, что «ЭТО» — есть. Наши гости не ставят напоказ свою ориентацию. Они в мире с самим собой. Главное, чтобы человек был хороший. И если ты говно, то неважно, гей ты или нет и с кем ты спишь. И все, что показывают СМИ — это квинтесенция пошлости и хамства. Самое плохое проявление и все думают, что все геи такие. За что идет борьба нынешних активистов? За то, чтобы они могли целоваться в метро, чтобы их не били не улице? Но какими средствами? Наши гости против гей-парада. Люди жившие 10 лет вместе — им плевать на то, как к ним относятся. А те, которым больше 40 лет воообще ходили под статьей. Уж они-то знают, как себя вести в людных местах, чтобы никто не подумал о них плохо.
Всегда будут люди, которые будут относиться не толерантно. Эта проблема раздувается искусственно. И в то же время другие тематические клубы работают и вполне комфортно себя чувствуют. У их дверей не выстраивается толпа воинствующих гомофобов. А полемика на эту тему была, есть и будет. Это нормально, мы готовы к диалогу, нам есть что показать.
С.Б. — Ну и напоследок — пожелание нашим читателям.
К.Б. — Я бы хотел, чтобы люди научились жить не мешая жить другим и радовались, когда радуются другие.

Беседовал Сергей Биларин

Об авторе sergeypchela

Устраиваю вечеринки, пишу фантастику, веду блог. Throw parties, write fiction, blogging. http://pchela.tv
Запись опубликована в рубрике interview. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s